Герои

Сергей Виноградов: никогда не надо заморачиваться

26.10.2015 • By

Vinogradov (21)

Дорогие друзья! Сегодня у меня особенный день, потому что статья, которую вам предстоит прочитать, десятая. Этот маленький юбилей мы отметим розыгрышем среди подписчиков нашей группы ВКонтакте.

А теперь я предлагаю вам познакомиться с нашим юбилейным героем, человеком с искренним сердцем и горящими глазами. Многим он кажется экстравагантным, немного странным. Я вижу в нем огромный потенциал, способный сделать наш мир как минимум красивее. Именно такого Сергея Виноградова я предлагаю узнать в этом интервью.

Часть первая, рабочая

Vinogradov (17)

— Чем занимается твой продюсерский центр «People’s Choice»?

Мы предлагаем разнообразные услуги в сфере маркетинга, бизнес консалтинга, рекламы и дизайна. Если говорить проще, мы помогаем предпринимателям в самых разных вопросах: от создания логотипа, до комплексного продвижения бизнеса. «People’s choice» это полноценное рекламное агентство и студия дизайна.

— Есть ли какой-то проект, которым ты гордишься?

Я думаю у меня ещё всё впереди. Вообще в городе довольно много объектов, на которые я могу показать пальцем и сказать, что это делал я. Однако это далеко не предмет моей гордости. Хороших проектов много, причем не только на Сахалине. Над многими было просто приятно работать. Так же есть много отличных кейсов, которые сейчас ещё находятся в работе и уже совсем скоро реализуются. Например, сейчас мы заканчиваем работу над подготовкой главной площади города и области к новогодним мероприятиям. Это большой сложный проект, за который мы несем большую ответственность.

Vinogradov (1)

— Сейчас у «People’s Choice» большая команда. Как ты выбираешь людей, с которыми работаешь?

В первую очередь – это любовь к своему делу. Я не верю, что человек может успешно заниматься тем, что он не любит или тем, что не приносит ему удовольствие, даже если он просто подметает дворы. Например, миллионерша из Китая – Юй Южен и один из самых богатых жителей Саудовской Аравии – Хусейн Джахар подметают улицы просто потому, что они считают это своим социальным долгом.

— А как определить, любит ли человек свою работу? Положится на его слова?

У нас довольно жесткий процесс приема, который проходит в три этапа: собеседование, психологические тесты, двухнедельный испытательный срок. Этого времени достаточно, чтобы четко понять, расположен ли человек к работе или нет.

Vinogradov (7)

— Какие сложности ты можешь выделить в своем бизнесе?

Как и в любом бизнесе сложностей много. Думаю одна из главных – это человеческий фактор: никто так не будет любить твое дело, как ты сам. Тяжелее всего пытаться донести до людей всю ценность того, чем ты занимаешься. Творческая материя – это самое тонкое из всех существующих вещей, а уж делать из этого бизнес, поверьте, неимоверно тяжело.

Помимо продюсерского центра уже три года мы делаем имиджевый проект – журнал «People’s Choice». Мне было искренне обидно, когда в самом начале я понял, что многие люди просто не читают статьи, которые я писал, пропускал через себя, над которыми работал, изучал огромное количество информации. Это совершенно разные материалы, и некоторые из них довольно глубокие, побуждающие к размышлениям.

— Легко ли выпускать журнал на Сахалине?

Окупать печатное издание невероятно тяжело, в этом плане это «плохой бизнес», поэтому в данном случае он делается больше ради удовольствия. Отношение к журналу совершенно разное. Кто-то говорит, что это рекламный буклет, кому-то нравится смотреть свои фотографии, кто-то читает статьи. Так или иначе, нам уже больше трех лет. Я думаю, это о многом говорит.

Vinogradov (3)

— В твоей биографии есть страница «Сергей Виноградов – бармен». Как ты променял дизайн на алкоголь?

Есть такое понятие, как «даун-шифтинг». Он может быть серьезный, когда человек бросает все и уезжает в какую-нибудь глушь. А может быть и менее масштабным, когда ты днем – начальник, а ночью – официант или бармен. Но в моем случае все несколько глубже: я выбрал именно эту специфику с точки зрения психологии. Эта работа давала мне возможность научиться выяснять потребности человека, чтобы приготовить ему «правильный коктейль». Так же и в рекламе, и любой другой сфере услуг: нужно понимать психологию клиента, составить его общий портрет, чтобы наилучшим образом осуществить идею. Мне было очень интересно, я многое для себя узнал.

 Часть вторая, авантюрная

Vinogradov (4)

— Помимо дизайнерского амплуа, ты еще и известный путешественник-авантюрист. Расскажешь о своих приключениях?

Люди часто заморачиваются насчет серьезных подготовок, но мы с товарищем абсолютно взбалмошные. Пришла в голову сумасшедшая идея – тут же осуществили. Мы не думаем о том, что «черт, надо же подготовиться, подкачать пресс, научиться готовить на костре, купить тонну оборудования и т.д.». Например, я собираюсь покорить Эльбрус. Обычно, когда люди слышат об этом, начинают меня предостерегать, какая серьезная подготовка для этого нужна. Для меня никакая подготовка не требуется. Все барьеры лишь у нас в голове! Я хотел рвануть туда еще в прошлом году, но не получилось. Теперь только жду подходящей возможности. Таким же образом мы покорили Жданко: без подготовки, без специальных средств. Там есть места, где было дико страшно, где 15 метров преодолевали по 30 – 40 минут. Страшно? Бери и делай! Все намного проще чем кажется! Мы не думали о возможных последствиях, просто делали то, что требовалось. Многие сахалинские путешественники поговаривают, что мы сумасшедшие.

Vinogradov (5)

— Что за загадочный товарищ?

Это мой лучший друг, тот кому я доверяю как себе. Обычно легкие путешествия мы совершаем большой компанией, но всякие странные штуки делаем только вдвоем. Во-первых, в путешествиях друг проверяется, а он уже не раз доказал свою надежность. Во-вторых, третий человек уже напрягает, начинается: кто-то устал, у кого-то нога болит, кому-то страшно. А тут надеешься практически сам на себя, жаловаться некому. Так что мы с ним и в огонь и в воду. И у нас еще много планов на эту планету.

— Вы вдвоем катались на велосипедах в Оху? Как вам это пришло в голову?

Идея пришла в голову неожиданно. Мы были в Пипле, и вдруг:

— А поехали в Оху?

— Без проблем!

— А давай на великах?

— На великах в Оху? А кто-то ездил?

— Нет, вроде не ездил. Давай мы поедем?

У меня не было велосипеда, одолжил его у подруги. Друзья снабдили нас палаткой, фальшвеером, двумя свистками – и все, больше с собой ничего не было. Утром мы проснулись и поехали. Поездка до Охи заняла всего семь дней, мы придерживались очень быстрого темпа.

Vinogradov (18)

— Какие-нибудь интересные байки с поездки привезли?

Интересных случаев было море. Во-первых, мы рассчитывали на определенную сумму денег, около 350 рублей в сутки на двоих. Все свои деньги я потерял в первый же день – просто выронил в магазине. Судя по камерам наблюдения, следующий за мной в очереди человек поднял их и ушел. Весь наш дневной рацион был представлен булкой хлеба, банкой сгущенки, кашей, тушенкой и двумя бутылками воды. За день мы должны были преодолевать расстояние от поселка до поселка. Это в среднем 100 – 150 км. Мы подстриглись на лысо, чтобы упростить вопросы гигиены. Два первых дня ехали под палящим солнцем, моя лысина напрочь сгорела и облазила потом всю неделю. Следующие два дня мы ехали под проливным дождем, промокло абсолютно все. Спали на всем сыром, было жутко холодно, постоянно боялись медведей. До Смирных доехали замечательно, а после началась грунтовка. Последних 200 км мы думали, что не доедем, потому что отрезок между Ногликами и Охой — это сплошной песок. Ехать по нему на великах очень тяжело, особенно, когда за спиной шесть дней дороги. Последние километры у меня на глазах были слезы, я просто постоянно твердил себе «я доеду, я доеду». В Охе нас приняла подруга, мы переночевали у нее и поехали обратно.

Vinogradov (15)

— Как местные жители реагировали на двух лысых велосипедистов?

Забавная ситуация была в Смирных. Мы пришли в магазин за хлебом. Местные ребята долго на нас смотрели, потом один из них подошел и спросил:

— Ты что, спортсмен?

— Нет, просто катаюсь на велике.

— Откуда?

— С Южного.

— Ничего себе ты катаешься! А сколько едете?

— Три дня.

— А спать не рубит?

— Вообще-то мы спим.

— А, да? На ходу что ли???

В ту ночь у нас из палатки украли кроссовки. Видимо, пытались достать велики, но они были пристегнуты, поэтому вытащили то, что смогли нащупать. К счастью, добыча не приглянулась похитителям, и мы нашли кроссовки недалеко от палатки.

В Охе жизнь застряла в 90х. В одном магазине продавщица увидела сережки у меня в ушах и отказалась обслуживать.

Еще возле нас часто останавливались дальнобойщики. Некоторые пытались говорить с нами по-английски. После того, как понимали, что мы русские, спрашивали, ни с Москвы ли? Никто не понимал, зачем человеку из Южного ехать в Оху на велике. Попадались и неадекватные, которые подъезжали близко и сигналили. А сигналы у них довольно мощные, от неожиданности можно было потерять равновесие.

— Часто ли случались технические неполадки?

За всю дорогу мы прокололи колесо всего один раз, и тот по собственной глупости. На одном участке дорога была в буграх. Мы просто разгонялись и прыгали с них. Было здорово, но колесо пришлось ремонтировать. Еще была постоянная проблема в нехватке питьевой воды. Спасибо ребятам, с маленьких станов и дальнобойщикам, которые всегда пополняли наши запасы.

— Какие впечатления у тебя остались от поездки?

Было трудно, но невероятно здорово. Всегда очень интересно выяснить, на что ты способен, преодолеть трудности, укрепить характер. Я очень доволен.

Часть третья, духовная

Vinogradov (19)

— Занимаешься ли ты благотворительностью?

Не так, как хотел бы. У меня есть несколько социальных проектов, которые я планирую осуществить. Они довольно масштабны, требуют больших вложений сил и средств. Так или иначе, я постепенно двигаюсь к их реализации.

— Во что ты веришь?

Каждый должен верить в собственную силу. Безусловно, есть что-то необъяснимое, но характеризовать это, не имея должного представления, совершенно глупо. Из существующих религий мне ближе всего Буддизм, но я не буддист, потом что я понимаю, что ничего в этом не понимаю. Даже прожив пять лет в этой среде, я все равно не стану буддистом – это слишком длинный путь, идти по которому у меня нет намерения.

Vinogradov (6)

— Бывают ли у тебя минуты отчаяния, когда хочется все бросить?

Я человек крайностей, каждый день хочу все бросить. Однажды я даже практически это сделал и попытался уехать на Бали. Не получилось …  Единственное , что меня сейчас останавливает – это вера в то, что есть еще много вещей, которых я здесь еще не сделал, много вершин, которых не покорил. Я знаю, что могу и должен это сделать – эти мысли не дают мне покоя и заставляют двигаться вперед.

— И напоследок, расскажи, пожалуйста, есть ли в твоей жизни некая конечная цель?

У меня есть четкое понимание, к чему я должен прийти во всех сферах жизни, и когда. Довольно много целей в различных областях, но главная из них – получить свободу, расставить все галочки. Мы должны полностью реализовать свой потенциал в этом мире, поэтому ни в коем случае нельзя надолго останавливаться и поддаваться отчаянию. Нужно жить, дышать полной грудью и наслаждаться каждой секундой, так как ты чувствуешь это именно сейчас. Не стоит ни о чем заморачиваться.

Фотографии из личного архива Сергея Виноградова